Перейти к основному содержанию

Статья 31 УК РФ. Добровольный отказ от преступления

Новая редакция Ст. 31 УК РФ

1. Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

2. Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

3. Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления.

4. Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

5. Если действия организатора или подстрекателя, предусмотренные частью четвертой настоящей статьи, не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания.

Комментарий к Статье 31 УК РФ

1. Действующее уголовное законодательство России предоставляет добровольно отказавшемуся от доведения преступления до конца лицу поощрительное право избежать уголовной ответственности независимо от мотивов добровольного отказа. Так, Пленум ВС РФ в п. 6 своего Постановления от 15.06.2004 N 11 характеризует добровольный отказ от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность за соответствующее преступление. В этом случае лицо может отвечать лишь за фактически совершенные им действия при условии, что они содержат состав иного преступления.

1.1. Позиция ВС РФ не без оснований совпала с таковой, занимаемой большинством правоведов. Вместе с тем единой концепции правовой природы добровольного отказа от преступления в данной интерпретации не получилось, поскольку одни авторы предложили относить добровольный отказ к числу обстоятельств, исключающих преступность деяния, другие - к исключающим наличие состава преступления, третьи - к исключающим наличие уголовной ответственности.

1.2. В литературе получила отражение и такая точка зрения ученых-правоведов: добровольный отказ от совершения преступления отражает освобождение от уголовной ответственности. В том что добровольный отказ от преступления, предусмотренный коммент. статьей, является основанием освобождения от уголовной ответственности, убеждено 69% респондентов из числа практических работников, компетентных принимать решения об освобождении от уголовной ответственности (наказания).

1.3. Законодательство постсоветского периода определило место добровольному отказу от совершения преступления в УК РФ среди стадий неоконченного преступления (гл. 6). Однако на законодательном уровне рассматривался и вопрос о включении данного отказа в число оснований освобождения от уголовной ответственности. Проект УК, подготовленный в 1994 г. рабочей группой Государственно-правового управления Президента РФ, ст. 76 "Освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным отказом от преступления" открывал гл. 11 "Освобождение от уголовной ответственности" <1>.
--------------------------------
<1> См.: Российская юстиция. 1994. N 6. С. 51 - 55.

Почему предложенное решение не устроило законодателя? Почему в результате законотворческого процесса антикриминализационная норма о добровольном отказе от преступления оказалась среди криминализующих уголовно-правовых норм? Ответы на эти вопросы не просты и не скоры. Вряд ли правовая природа нормы уголовного закона может измениться ординарным волеизъявлением законодателя. Между тем правовая природа нормы, закрепленной в ст. 31, противоположна таковой норм, отраженных в ст. 29 и 30 (гл. 6), - антикриминализационна. Она регламентирует не порядок привлечения лица к уголовной ответственности за осуществление предусмотренного уголовным законом деяния, а порядок прекращения уголовно-правового преследования. Более того, главной задачей применения ст. 31 является предупреждение осуществления более опасного преступного поведения. Наконец, виновное лицо выходит из "криминального поля" благодаря принятому об этом решению им и только им.

2. Добровольный отказ от преступления - это предусмотренное коммент. статьей прекращение лицом по собственной воле и окончательно приготовления к преступлению либо поведения, непосредственно направленного на осуществление объективной стороны состава преступления, если это лицо осознавало возможность доведения преступного намерения до конца.

3. Отказ от совершения преступления должен быть своевременным, добровольным и окончательным.

4. Своевременность. Отказ лица от преступного поведения возможен только до его прекращения, до наступления общественно опасных последствий.

5. Добровольность. Лицо отказалось от дальнейшего преступного поведения до завершения преступления по собственной воле, при осознании того, что преступление можно завершить. Итак, добровольным считается поведение, исходящее из собственной воли правонарушителя, его внутренних побуждений - желания и стремления поступить именно так. Данные желание и стремление должны привести к прекращению лицом приготовления к преступлению либо прекращению поведения, непосредственно направленного на совершение преступления (см. ч. 1 коммент. статьи).

5.1. Добровольный отказ может иметь место при подготовке и осуществлении умышленного преступления до момента прекращения начатого преступного поведения, т.е. на этапах приготовления к преступлению или покушения на него.

5.2. Не может считаться добровольным отказ, вызванный внешним принуждением к этому виновного лица со стороны других лиц или объективных обстоятельств. Объективные обстоятельства могут выразиться в невозможности дальнейшего продолжения преступного поведения вследствие причин, возникших помимо воли виновного. На это указывает и ВС РФ <1>. Например, осуществляя намерение убить человека выстрелом из огнестрельного оружия, виновный нажимает на спусковой крючок карабина, но происходит осечка, а времени перезаряжания оружия оказывается достаточно для того, чтобы потерпевший скрылся от злоумышленника.
--------------------------------
<1> См.: БВС РФ. 2004. N 8. С. 3; 2004. N 3. С. 11.

6. Окончательность. Лицо полностью отказывается от доведения преступления до конца.

6.1. Окончательным признается такое прекращение преступного поведения, при котором правонарушитель отказывается от своего преступного намерения [и, надо полагать, мыслей, связанных с ним], как говорится, "раз и навсегда", притом, осознавая, что начатое им противоправное поведение может быть завершено.

6.2. Временное прекращение преступного поведения или перенесение его окончания на более поздний срок не может считаться окончательным отказом от совершения преступления. Добровольный отказ отсутствует и в случае, если лицо, покушавшееся на совершение преступления, вначале не смогло завершить его по причинам, не зависящим от своей воли, а затем и вовсе отказалось от повторного посягательства. Здесь надо вести речь об отказе от повторения покушения на преступление. Правоприменители, отграничивая его от добровольного отказа от преступления, ссылаются на примеры, когда виновный стреляет из обреза в грудь потерпевшей, но попадает в ногу, а от повторения своих преступных действий отказывается; когда преступник трижды стреляет из пистолета, но не попадает в жертву и скрывается с места совершения преступления с неотстрелянной до конца обоймой и т.д. С представленными примерами можно согласиться, поскольку виновный в процессе своего преступного поведения не сохранил контроль над развитием общественно опасных событий.

6.3. Изложенное позволяет найти ответ на вопрос: может ли добровольный отказ иметь место на этапе оконченного покушения? Думается, что да, но только в том случае, если виновный сохранил контроль над развитием общественно опасных событий. Например, если проникнувший в хранилище вор, не оставляя место преступления, возвращает изъятые ценности на место в хранилище и удаляется; если поджигатель дома тушит огонь во время его разгорания, предотвращая при этом ущерб собственности, поскольку отказывается от решения вопроса преступным путем. Если же виновный не сохраняет свой контроль над развитием событий при оконченном покушении, то о добровольном отказе от преступления вести речь не следует. В данном случае можно говорить лишь об обстоятельстве, смягчающем наказание виновного лица, в исключительном случае - о нереабилитирующем основании освобождения от уголовной ответственности (прекращения уголовного дела (преследования)).

7. Добровольный отказ от преступления свидетельствует о сниженной общественной опасности виновного лица, способствует предотвращению наступления ущерба в результате совершения общественно опасного деяния, исключает возможность привлечения виновного лица к уголовной ответственности.

8. Добровольный отказ от преступления находит отражение в нормах Особенной части УК РФ (см. примечание к ст. 205), близок деятельному раскаянию в преступлении (ст. 75, а также п. "и", "к" ч. 1 ст. 61).

8.1. Уголовное преследование прекращается по факту добровольного отказа от преступления, как и в связи с деятельным раскаянием независимо от мотивов раскаяния виновного лица, если оно по собственному желанию, без внешнего принуждения откажется от преступного поведения. О таком желании свидетельствуют и законодательные условия применения норм, отражающих деятельное раскаяние: в коммент. статье - "добровольный отказ от преступления", в ст. 75 - "добровольная явка с повинной" и др., в ст. 76 - "примирение с потерпевшим". Немаловажно и то, что эти нормы уголовного законодательства выражают позитивное поведение виновного.

И раскаяние, предусмотренное ст. 75, 76, и добровольный отказ от преступления (ст. 31) должны быть деятельными. Это означает, что лицо стремится предотвратить, возместить причиненный вред, загладить его. Решение об этом нередко связано с самоосуждением виновным своего преступного поведения.

Добровольный отказ от преступления (ст. 31), как и деятельное раскаяние (ст. 75) и примирение с потерпевшим (ст. 76), свидетельствуют о снижении лицом общественной опасности в силу своего добровольного возвращения в правовое поле и о снижении общественной опасности деяния в силу устранения вреда, возникшего в результате осуществления преступного поведения, или недопущения такого вреда.

9. Некоторые отличия между коммент. статьей и ст. 75, 76 свидетельствуют не о их противополярной правовой природе, а о том, что они отражают процесс деятельного раскаяния на разных этапах поведения виновного лица - в течение криминального или в ходе посткриминального его поведения. Отличия этих норм определены данными этапами.

9.1. Добровольный отказ от преступления может иметь место до момента прекращения преступного поведения, до наступления общественно опасных последствий (на этапах приготовления к преступлению или покушения на него). Деятельное раскаяние (явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба, заглаживание нанесенного преступлением вреда иным образом, примирение с потерпевшим) - после прекращения [завершения] преступного поведения. В связи с этим указанные основания имеют разные условия их правоприменения.

В настоящее время в законодательстве не урегулирована возможность освобождения от уголовной ответственности (ст. 75, 76 и пр.), если имеет место покушение на преступление и отсутствуют признаки, предусмотренные коммент. статьей.

9.2. Добровольный отказ от преступления может быть как в активной, так и в пассивной формах преступного поведения виновного. По общему правилу если преступное поведение заключено в действии, то отказ выражен в прекращении этого действия [пассивная форма], например при отказе должностного лица от получения ранее оговоренной взятки от передающего ее лица. Если же преступное поведение заключено в бездействии - отказ предполагает определенную активность поведения [активная форма]. Необходимость действовать возникает и в тех случаях, когда исполнитель совершил оконченное покушение на преступление, например, проникнув в помещение с целью кражи, изъяв ценности и не покидая помещения, по собственной воле возвращает их на место.

Прекращение уголовного дела (преследования) в связи с деятельным раскаянием (ст. 75) и примирением с потерпевшим (ст. 76) возможно только при активном поведении лица, совершившего преступление.

9.3. Добровольный отказ (ст. 31), как ни странно, выделен законодателем в реабилитирующий вид прекращения уголовных дел, следовательно, свидетельствует о том, что состав преступления отсутствует, а в случае судебного разбирательства в отношении подсудимого должен быть вынесен оправдательный приговор.

Деятельное раскаяние (ст. 75) и примирение с потерпевшим (ст. 76) выражают нереабилитирующий вид прекращения уголовных дел, уголовного преследования, поэтому предполагается то, что освобождаемый от уголовной ответственности виновен в совершении общественно опасного деяния.

Наряду с этим установленный законом реабилитирующий характер добровольного отказа от преступления не соответствует действительному содержанию реабилитации, т.е. признания лица невиновным в совершении преступления, возвращения ему доброго имени. Напротив, добровольно отказавшийся от доведения преступления до конца может быть при определенных условиях привлечен к уголовной ответственности за предварительное преступное поведение (например, если организатору или подстрекателю при этом не удалось предотвратить совершение исполнителем преступления). Более того, это лицо виновно в совершении неоконченного (составом) преступления, а при покушении на преступление им может быть причинен и материальный вред.

Представленный контраст установленного законодателем реабилитирующего характера ст. 31 и действительного [виновного] поведения добровольно отказавшегося от преступления лица наиболее ярко вскрывает тот факт, что законодатель не имеет четкого представления о правовой природе добровольного отказа от доведения преступления до конца.

10. Существенными особенностями характеризуется добровольный отказ при соучастии в преступлении. Необходимость действовать уголовный закон возлагает на организатора преступления, подстрекателя к нему и пособника в преступлении. Согласно ч. 4 ст. 31 организатор и подстрекатель должны своевременно [в нужный момент, кстати] сообщить органам власти о преступлении или предпринять иные меры для его недопущения, тем самым предотвратив доведение преступления исполнителем до конца. В случаях, когда лицу не удается прекратить преступление (в том числе на стадии оконченного покушения), хотя оно предприняло все возможные меры для этого, его действия не могут служить основанием освобождения от уголовной ответственности в связи с добровольным отказом от преступления, однако по усмотрению суда они могут быть признаны смягчающим наказание обстоятельством.

10.1. Организатор должен отменить свое распоряжение о совершении преступления, запретить совершать определенные им преступные деяния, разрушить созданную им преступную структуру, воспрепятствовать иным образом, в том числе применением физической силы или угрозой ее применения. Надобно учесть, что применение физической силы или причинение иного вреда исполнителю преступления (в том числе имущественного) должно соответствовать правилам правомерности необходимой обороны. В противном случае следует вести речь о превышении ее пределов.

10.2. Подстрекатель должен устранить решимость исполнителя совершить преступление, т.е. отказать исполнителю в выдаче вознаграждения за преступление до его совершения, отговорить от совершения преступления и т.д.

10.3. Пособнику достаточно после содействия исполнителю своими советами, указаниями, предоставлением средств, устранением препятствий, обещаниями скрыть преступника, орудия, средства совершения преступления затем предпринять все зависящие от него меры для предотвращения совершения преступления, например, до совершения преступления своевременно сообщить о нем органам власти, отказаться от ранее данного исполнителю обещания в предоставлении средств, в устранении препятствий, в сокрытии преступления, восстановить устраненное препятствие и т.д.

Другой комментарий к Ст. 31 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Добровольный отказ характеризуется тремя основными признаками: а) добровольностью; б) окончательностью; в) осознанием лицом возможности доведения преступления до конца.

Добровольность означает, что лицо, начавшее реализацию преступного намерения, по своей воле не доводит его до конца. При этом лицо может прекратить преступную деятельность как по собственной инициативе, так и по инициативе других лиц. Не будет добровольного отказа в тех случаях, когда субъект сталкивается с обстоятельствами и препятствиями, преодолеть которые не сумел, и в силу этого прекратил дальнейшее совершение преступления. Не может быть признан добровольным отказ, который вызван невозможностью продолжать преступные действия вследствие причин, возникающих помимо воли виновного.

Окончательность отказа означает бесповоротность принятого решения, а не временное прекращение преступной деятельности.

Кроме того, лицо должно иметь возможность довести преступление до конца и осознавать эту возможность.

2. Добровольный отказ возможен на стадии приготовления, а также на стадии покушения вплоть до того момента, когда виновный сохраняет возможность предотвратить наступление общественно опасных последствий либо не доводить до конца свои преступные действия (если для признания преступления оконченным наступления последствий не требуется).

3. От добровольного отказа следует отличать деятельное раскаяние, т.е. заглаживание морального или физического вреда, причиненного преступлением, оказание незамедлительной помощи потерпевшему. Деятельное раскаяние может рассматриваться в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность (ст. 61 УК РФ), а в ряде случаев и освобождающего от уголовной ответственности (ст. 75 УК РФ).